логотип

Русская патриотическая газета Сибири № 6 (227), февраль 2006г. ( Интернет-версия)
| Главная

 

 

Фашизм... но не русский

Берл ЛазарПервый месяц нового года проходил у нас под знаком звезды Давида. Едва окончились новогодние каникулы, как страну поразила ужасная весть: не где-нибудь, а в столице, в элитной синагоге на Большой Бронной, не как-нибудь, а прямо во время богослужения было совершено Антисемитское Действо!

Первые сообщения новостных агентств были до изумления расплывчаты и никак не позволяли понять, что именно произошло. Ясно было только, что случилось нечто страшное. Одни уверяли, что какой-то молодой человек ворвался в синагогу и принялся резать ножом прихожан; другие - что он выбежал из синагоги и начал резать прохожих. В числе пострадавших журналисты также сильно расходились. Чрезвычайно различались между собой описания предполагаемого преступника, а из рассказов о том, как он совершил свое преступление и как был задержан, и вовсе ничего нельзя было понять. СМИ соглашались между собой лишь в одном: "неизвестный с ножом" - несомненно, скинхед, а все, что он делал в синагоге или около - проявление свирепого антисемитизма.

ДЕТЕКТИВНАЯ
ИСТОРИЯ
Первые более или менее связные описания происшествия на Бронной усиливали в читателях чувство недоумения. Вот, например, как выглядело "антисемитское злодеяние" в изложении "Коммерсанта":
Молодой человек в кожаной куртке и с короткой стрижкой (ну, разумеется, скинхед - кто еще может так выглядеть?) "каким-то образом проник в синагогу". Как проник - еврейский бог его знает. Почему охрана пропустила через металлоискатель человека явно нееврейской внешности и с ножом в кармане - читателю не объясняется.
Войдя прямиком в молитвенный зал, злодей подкрался к молящимся сзади и принялся молча наносить им удары в спину. Жертвы почему-то тоже молчали, как партизаны; и лишь когда несколько человек упали, обливаясь кровью, окружающие сообразили, что в синагоге творится что-то неладное. Когда вокруг поднялась паника, злодей "вытер окровавленный нож о полу кожаной куртки" и побежал к выходу - но тут наперерез ему бросилась команда супергероев: раввин синагоги Ицхак КОГАН, сын раввина и зять раввина.
Далее происходит поистине библейский диалог. "Зачем ты пришел к нам?" - интересуется раввин. А злодей "спокойно" (я бы добавила: "задушевно") ответствует: "Чтобы убить вас", или, по другой версии: "Я пришел сюда убивать".
Александр КОПЦЕВС этими словами он снова выхватывает нож, и начинается потасовка. В процессе драки "кто-то подобрал упавший нож и полоснул им по шее налетчика, прежде чем ему скрутили руки брючным ремнем". И, наконец, меланхолическое заключение: мотивы действий нападавшего сомнения не вызывают, поскольку "свои действия он сопровождал выкриками, свидетельствующими о национальной и религиозной нена- висти".
Вы спросите, как злодею удавалось молча издавать ксенофобские выкрики? Что за вопрос! Разве непонятно, что эти антисемиты на все способны!
Новость о "резне в синагоге" несколько дней занимала первые полосы газет и первые места в теленовостях. При этом дело несколько прояснилось, но и обросло любопытными подробностями. Перечислим факты, которые становятся ясны при сопоставлении множества источников.

Личность обвиняемого: Александр Александрович КОПЦЕВ (на снимке), двадцати лет, из простой рабочей семьи. Инвалид (почти слепой на один глаз). В армию не попал по здоровью. Не учится; работает в разных местах, выполняя неквалифицированные работы, но долго нигде не удерживается. Год назад в семье произошла трагедия - сестра Александра, обаятельная и жизнерадостная молодая девушка, умерла от лейкоза. Саша очень тяжело переживал ее смерть. Наконец, главное: Александр Копцев всегда был одиночкой, замкнутым и нелюдимым, не имел близких друзей, ни к каким молодежным группировкам (в том числе и к скинхедам) не принадлежал, а после смерти сестры еще более помрачнел и замкнулся в себе.
Такова экспозиция. Теперь рассмотрим завязку.

11 января, в середине дня, Копцеву кто-то позвонил по телефону. Кто - неизвестно. Александр вышел из дома. Где и с кем провел несколько часов - мы не знаем.
Около пяти часов вечера Копцев пришел в синагогу на Большой Бронной. На вопрос о том, как и почему его пропустила охрана (и пропускала ли вообще?), не находилось ответа несколько дней. В СМИ "сливались" самые различные и противоречащие друг другу версии: то утверждали, что металлоискатель не работал, то - что он сработал, но Копцев отговорился тем, что звенит пряжка ремня (а наивный охранник поверил), то - что, когда охранник попытался остановить Копцева, тот якобы ударил его ножом в висок...
Отметим, что для того, чтобы попасть в синагогу, необходимо пройти мимо четырех охранников - двух во дворе и двух в дверях здания - и что еврейские организации, как правило, к своей безопасности относятся очень серьезно.
Наконец в деле появилась видеозапись событий в синагоге, и кое-что прояснилось - однако возникли и новые вопросы. Копцев действительно вошел в синагогу в указанное время и через главный вход, и действительно вошел один. На входе его не останавливали и ни о чем не спрашивали. Промолчал и металлоискатель, не заметив у него в кармане охотничьего ножа - хотя минуту спустя истошно среагировал на женщину с ключами в сумочке.
Почему охранники пропустили Копцева внутрь? Тут возможны три ответа: либо традиции еврейского гостеприимства предписывают без разговоров впускать в синагогу всех желающих; либо охранники проявили разгильдяйство, в которое трудно поверить; либо руководство синагоги знало, что Копцев должен прийти. Почему не сработал металлоискатель?

Объяснения, приводимые журналистами - мол, такой уж это капризный и загадочный инструмент, с ним такое случается сплошь и рядом - критики не выдерживают. Здесь также возможны три ответа: либо перед нами необъяснимая игра природы; либо Копцев вошел в синагогу без ножа (и тогда имеющаяся у нас картина преступления сильно меняется); либо руководству синагоги было известно, что он должен прийти с ножом, и металлоискатель выключили, чтобы не поднимать шума прежде времени.
Возникает и еще один вопрос. Вечерняя молитва в синагоге, так называемая Маарив, в будний день длится всего около двадцати минут. Длительность и расписание синагогальных служб - отнюдь не та информация, которой владеет каждый прохожий. Это то, что "налетчику" следовало выяснить заранее, если он не хотел прийти к закрытым дверям. Почему же он не явился свершить свое черное дело в субботу, когда в синагоге гарантированно собралось бы множество мишеней для его ножа? Откуда знал, когда ему приходить? В Интернете этой информации нет. Если он уже был в этой синагоге раньше, смотрел расписание, выяснял обстановку - почему журналисты об этом молчат? А если не был - кто подсказал ему время?

Вернемся, однако, к картине преступления. Мы слышали, что Копцев вошел в зал, где собрались молящиеся, и принялся бить ничего не подозревавших людей ножом в спину. Посмотрим теперь на список пострадавших и характер их ранений:
Куликов Г.В., 1972 г.р., был госпитализирован в ГКБ им. Боткина с диагнозом "резаная рана левой височной области" (это охранник; но ранен в висок он был не на входе, а позже, во время задержания Копцева);
Белинский Р.Д., 1964 г.р., был госпитализирован в ГКБ 1 с диагнозом "резаная рана спины и шеи";
Берлин М.В., 1963 г.р., был госпитализирован в HИИ им. Склифосовского с диагнозом "резаная рана поверхности живота";
Ежешкелия М.А., 1986 г.р., гражданин Израиля, был госпитализирован в ГКБ им. Боткина с диагнозом "резаная рана поверхности шеи слева";
Мишулович Михаэль, 1970 г.р., гражданин США, был госпитализирован в Европейский медицинский центр с диагнозом "проникающее ранение левого плеча и непроникающее ранение грудной клетки слева" [зять раввина, раненый во время задержания Копцева];
Валид И.Б, 1980 г.р., был госпитализирован в HИИ им. Склифосовского с диагнозом "геморрагический шок, поверхностное ранение левого плеча и предплечья";
Столовецкий В.Г., 1930 г.р., был госпитализирован в HИИ им. Склифосовского с диагнозом "поверхностный порез шеи";
Хужбеков Р., 1984 г.р., уроженец Таджикистана [гастарбайтер, работавший в синагоге], был доставлен в ГКБ 33 с диагнозом "резаная поверхностная рана височной области".
Что же мы видим? Во-первых, из всех перечисленных ранений только одно нанесено в спину. Остальным жертвам "убивец" целил в шею, виски, плечи и предплечья, причем с левой стороны. Во-вторых, лишь одно ранение проникающее, все остальные - резаные, причем многие из них поверхностные.
Думаю, среди наших читателей немало людей, умеющих более или менее профессионально обращаться с ножом. Предоставляю им судить, соответствуют ли такие ранения ситуации типа "подошел сзади и начал бить беззащитных людей ножом в спину". Мне же, хоть я и профан, представляется очевидным, что человек, нанесший эти удары, во-первых, стоял к своим жертвам лицом, а во-вторых, не пытался их убить - скорее уж оборонялся или, размахивая ножом, прорывался через толпу. Кстати, не доверяя своим профанским предположениям, я проконсультировалась с профессиональным медиком и профессиональным фехтовальщиком: оба говорят то же самое.
Но вот самое интересное. Мы уже слышали, что в схватке "кто-то подобрал нож и полоснул им по шее налетчика, прежде чем ему скрутили руки брючным ремнем". И по телевизору мы действительно, помимо синяков и ссадин на лице (говорят, первый вопрос милиционеров, приехавших в синагогу по вызову, был: "А зачем вы так его избили?"), видели на горле у арестованного Копцева довольно внушительный порез. Журналисты, правда, пробовали уверять, что Копцев, когда его схватили, пытался покончить с собой при помощи того же ножа, но эта явно нелепая версия быстро сошла на нет.
Странно, конечно, что кто-то из невинных жертв сделал попытку перерезать своему обидчику горло, когда достаточно было просто скрутить его и вызвать милицию - но в драке чего не случается! Однако консультация практикующего врача, о котором я уже упоминала, заставляет взглянуть на это обстоятельство с неожиданной стороны. Этот медик, несколько раз просмотрев видеозапись с изображением Копцева под арестом и внимательно рассмотрев порез у него на горле, пришел к выводу: такую рану невозможно нанести в драке.
Дело в том, что человек, которому пытаются перерезать горло, инстинктивно старается пригнуть подбородок к груди. Чтобы появилась возможность нанести порез так высоко, необходимо, чтобы несколько человек держали жертву - кто-то за руки, кто-то за голову - лишив ее возможности сопротивляться и даже двигаться. Иначе говоря, если ранения "жертв" легки, поверхностны и не свидетельствуют о намерении убить, то рана на горле самого Копцева, напротив, свидетельствует о том, что с ним пытались разделаться. Не в драке, не в порядке самообороны - а тогда, когда он был уже скручен, обезврежен и безопасен.

Так что же на самом деле произошло в синагоге на Большой Бронной вечером одиннадцатого января?
Можно было бы сказать: "Подождем суда, там все выяснится". Но увы, судя и по тому, как ведется следствие, и по реакции на это дело нашей "прогрессивной общественности", есть все основания полагать, что справедливого и беспристрастного суда не будет.
Что касается следствия - приведем лишь два примера.
Дело против Александра Копцева возбуждено по целым трем статьям: 111 ("умышленное причинение тяжкого вреда здоровью"), 105 ("покушение на убийство") и 282 ("возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства по национальному или религиозному признаку").
Можно ли считать нанесение "поверхностных порезов" покушением на убийство? Наверное, можно, если предположить, что несостоявшийся убийца был очень уж неуклюж и неумел. Однако заметим для сравнения, что, когда 18 января, через неделю после "резни в синагоге", трое кавказских бандитов остановили на московской улице, ограбили и зарезали итальянского бизнесмена - они были арестованы по статье 111, ч. 4: "нанесение тяжких телесных повреждений, повлекшее по неосторожности смерть человека".
Мило, не правда ли? Если одиночка посреди толпы при невыясненных обстоятельствах помахал ножом, нанеся окружающим несколько поверхностных ранений - это, разумеется, "покушение на убийство"; но когда трое в темном переулке нападают на одного, грабят его и хладнокровно режут - это всего лишь "неосторожность"!
Чем объясняется вопиющая разница подходов к этим криминальным историям, суровость прокуратуры в первом случае и удивительная мягкость во втором? Неужели все тем же национальным вопросом? Кавказцев ли судят снисходительнее, чем русских, или жизнь еврея в прейскуранте нашего правосудия расценивается намного дороже жизни итальянца?
Раз уж мы заговорили о национальном вопросе, спросим, чем объясняется обвинение Копцева по 282-й статье? Можно предположить, что сам он испытывал вражду и ненависть по национальному или религиозному признаку - но каким образом он ее возбуждал? И среди кого? Неужели работники прокуратуры полагают, что, размахивая ножом в синагоге, он вел среди евреев антисемитскую пропаганду действием? Или своими "поверхностными порезами" унизил их достоинство - мол, так презирает, что и убить-то толком не захотел?
Это, конечно, абсурд. По-видимому, 282-я статья появилась в "деле Копцева" по чисто политическим причинам, о которых мы поговорим подробнее.
Но сперва расскажем еще об одном интересном эпизоде этого дела, не получившем широкого освещения в прессе.
Наталия Холмогорова

(г. «Спецназ России», №1, 2006г., название статьи в оригинале «ПРИЗРАК «КОРИЧНЕВОЙ ЧУМЫ)
продолжение следует