Логотип


Становление нового общества  

Ю.Г.Марков

 

Современное общество делается все более сложным главным образом потому, что вносит в свою жизнь все больше разнообразных изобретений человеческого разума. Поэтому не может не возникнуть представления о том, что общественный прогресс есть, прежде всего, результат научно-исследовательской деятельности. Это понимают и политики, которые в своих выступлениях отмечают фундаментальную роль науки в обществе, стремятся к тому, чтобы научно-образовательные комплексы пользовались особой поддержкой государства вплоть до обретения ими специального территориального статуса. Так стали возможными наукограды во всем цивилизованном мире, включая Россию. Тот факт, что наукограды выходят за пределы существующей системы расселения, говорит о том, что эта система нуждается в реконструкции.

И действительно, в каком-то смысле она (эта система) начинает устаревать. Это видно хотя бы из того, что разрастающиеся города теряют комфортность, становятся источником загрязнения природной среды, своеобразным рассадником различного рода межчеловеческих конфликтов и преступлений. И здесь опять возникает тенденция выхода за рамки существующей системы расселения путем создания экопоселений. Тем самым подчеркивается особая значимость экологических проблем. Экопоселения – результат стихийной попытки разрешения этих проблем, хотя бы в локальном аспекте, на ограниченной территории. Вместе с тем, создание наукоградов и экопоселений свидетельствует о том, что в самой системе расселения, а, значит, в человеческом обществе не все благополучно. Например, в чем причина гипертрофированного роста городов? Об этом мы не всегда задумываемся, даже в рамках научных монографий. Между тем, не секрет, что нынешние процессы урбанизации основательно привязаны к особенностям либерально-рыночной экономики, обязывающей расширять и концентрировать потребительский спрос. А это значит, что скопление человеческих масс является экономически выгодным делом. Вот и выходит, что особенности системы расселения не могут не отражать патологическую устремленность бизнеса к максимизации прибыли.

Жизнь в современном обществе становится все более трудной. Все мы просто обязаны понять простую вещь: причины, приведшие к духовно-нравственной деградации общества и опасности катастрофических явлений в мире, кроются в самом устройстве общества. Люди все более входят в конфликтные отношения друг с другом, все менее удовлетворены жизнью, пытаясь заглушить все свои душевные невзгоды и переживания обретением материальных ценностей. Давайте, не будем обманывать самих себя. Общество, ориентированное на неограниченный рост потребления в условиях углубляющегося расслоения на богатых и бедных, обречено. Это чувствуется в нарастающих волнах кризиса в различных странах мира, включая благополучный Запад.

Власть, как таковая, включая в себя феномен внешнего управления всюду и во всем благодаря господству частного и государственного управления на фоне пренебрежения к человеку, воспринимаемому не более как наемная сила, в сущности, начинает себя изживать. В таком (к тому же, усложняющимся) обществе становится неизбежным рост преступности и деморализации граждан. Что касается России, то на фоне разрушения её научно-технического потенциала, свертывания производства в промышленности и сельском хозяйстве, особенно в условиях вхождения в систему ВТО, масштабы социально-экономических проблем и криминализации общества стремятся обрести угрожающие размеры.

Необходимы кардинальные решения по переустройству общества, исключающего диктат рыночных законов, рост нетрудовых доходов, возможность создания фиктивного капитала, образующегося в банковской сфере, дисгармонию с окружающей природной средой, нарастающие масштабы бедности и даже бессмысленности самой человеческой жизни. Новое общество должно быть социально ориентировано, внутренне гармонично, непременно исключающее наемный труд и нетрудовое обогащение. Это возможно лишь в условиях роста потенциала самоорганизации и самоуправления во всех сферах человеческой жизни и деятельности, что означает необходимость в развитии кооперативных принципов. Попутно заметим, что сама природа с её синергетическими принципами устройства (принципами самоорганизации), пронизывающими все существующие системы, наводит на подобные мысли. На эти же мысли наводит неуклонно расширяющаяся сфера кооперативного движения во всем мире, реализующая принципы синергетики в самом обществе, внедряющая механизмы самоуправления и исключающая наемный труд. Наступает новый этап в развитии человеческого общества, исключающий негативные проявления внешнего (т.е. направленного «сверху вниз») управления и властных полномочий случайных лиц, проникающих на верхние этажи управляющих структур. Более того, разнообразные модели нового жизнеустройства на кооперативных (синергетических) принципах предполагают универсализацию коллективных (общих долевых) форм собственности, совершенствования и гармонизации межчеловеческих отношений на основе требований справедливости и морали. В сущности, речь идет о формировании духовно-нравственной цивилизации в ходе естественного исторического процесса без каких-либо насильственных переворотов и революций, которые были необходимы лишь при построении искусственных социально-экономических систем, противоречащих синергетической парадигме.

Любопытный момент заключается ещё и в том, что самоуправление подталкивает кооперативы к сотрудничеству. Без какого-либо принуждения возникают кооперативные союзы и центры, а вместе с ними рождается управленческая иерархия, которая в этих условиях ориентирована «снизу вверх» в отличие от внешнего управления. Это значит, что в рамках кооперативных систем высшие ступеньки управленческой иерархии выполняют волю членов кооперативов нижнего звена. Иными словами, иерархические структуры управления в кооперативных системах служат средством проведения этой воли от низших организаций к высшим. То, что управленческая иерархия функционирует в интересах общества (а не в интересах верхов), говорит о подлинном демократизме кооперативных систем. Подчеркнем и тот любопытный факт, что самоуправление стимулирует формирование и разрастание кооперативных систем, выступая одновременно и как фактор самоорганизации. Именно кооперативные процессы в обществе сближают последние с живыми системами, изучение самоорганизации в которых в последнее время стало предметом синергетики. Без феномена кооперирования, кстати говоря, в биосфере не могли бы возникать экосистемы и осуществляться процессы эволюции. Это понимал ещё известный русский ученый П.А.Кропоткин (1842-1921).

Подлинная демократизация общества, обусловленная перестройкой всех сфер деятельности на принципах самоорганизации и самоуправления, будет автоматически распространяться также на территориальные системы. Вместо повсеместно господствующего ныне аппарата внешнего управления сформируются механизмы территориального самоуправления, и можно ожидать основательную реструктуризацию самих систем расселения.

В условиях территориального самоуправления болезненный рост городских мегаполисов, превращающий человеческие поселения в уродливые, антиэкологические образования, станет невозможным. Попутно заметим, что в условиях современного общества с его ориентацией на абсолютизацию внешнего управления и принудительный (наемный) труд экологические проблемы представляются принципиально неразрешимыми. Демократизация общества должна осуществляться не на словах, а на деле. Расширение масштабов кооперативного движения с необходимостью потребует перехода на территориальное самоуправление и реконструкцию сложившейся системы расселения.

Выше уже упоминалось об устойчивой тенденции к формированию экопоселений. Но мы пока не отдаем себе должный отчет в том, что эти поселения станут по настоящему популярными и устойчивыми лишь в том случае, если они будут создаваться в виде территориальных кооперативных систем с соответствующим механизмом территориального самоуправления. Нынешние экопоселения возникают спонтанно в силу осознания важности решения экологических проблем. Беда лишь в том, что спасение природы невозможно, если мы пытаемся это делать в условиях пространственной локализации наших усилий. Необходимо вносить коренные изменения в само общественное устройство на принципах самоорганизации и самоуправления. Такие изменения осуществимы лишь в рамках кооперативных форм человеческой деятельности.

Нечто подобное происходит и с созданием наукоградов. Последние возникают в силу осознания особой важности решения научно-технических проблем в целях прогрессивного развития. Однако в условиях сложившегося общественного устройства, в рамках которого господствуют усилия частных собственников, опирающихся на господдержку, подобные вещи могут лишь усиливать кризисное состояние общества.

Наукограды, как и экопоселения, становятся целесообразными лишь в плане общей реструктуризации системы расселения, когда процессы кооперирования всех сфер деятельности дополняются усилением механизмов территориального самоуправления. Растворение нынешних научных и образовательных учреждений в месиве городских агломераций, разумеется, затрудняет функционирование этих учреждений, подчиняя их внешнему управлению. К тому же, если общество плохо устроено в социальном плане, является нравственно ущербным, то научные достижения в технико-технологической сфере могут даже ухудшать ситуацию.

Наукограды и экопоселения должны стать элементами новой системы расселения, отвечающей требованиям времени. Но при этом они должны нести с собой новую модель жизнеустройства на принципах кооперации, исключающей наемный труд. Упомянутые поселения могли бы стать источником общей реструктуризации общества на демократических началах, став образцами для подражания. Как показывает опыт, формирование кооперативных систем побуждает формировать специальные научно-исследовательские организации, которые ставят перед собой задачу дальнейшего развития кооперативного движения. Научно-исследовательские кооперативы перестают быть редкостью, все более становясь необходимыми. Например, в известной кооперативной системе «Мондрагон» (Испания) функционирует исследовательский кооператив «Икерлан», сотрудники которого могут даже успешно защищать диссертации. И случилось это ещё в прошлом веке. В 1984 г. в кооперативе уже трудились 54 штатных научных сотрудников, 13 стажеров, 19 студентов, 4 профессора. Деятельность «Икерлана» способствует не только развитию кооперативной системы «Мондрагон», но и социально-экономическому развитию всей Страны Басков, где находится город Мондрагон.

Сегодняшние наукограды и экопоселения, пожалуй, можно было бы считать пространственно локализованными зародышами новой цивилизации, которая будет выстроена на принципах кооперации, предполагающих самоорганизацию и самоуправление при полном отсутствии наемного труда. Важно, чтобы именно эти принципы стали основой будущего жизнеустройства. И начаться все это может лишь с пространственно локализованных поселений, в которых сосредоточены научные силы и доминирование экологических интересов.

Нынешняя ситуация в России и мире выглядит непростой. Хотя вспышки кооперативного движения происходят повсюду, на всех континентах, сложившаяся система упорно держится за механизмы частного (личного) обогащения, пренебрегая интересами общества и ростом экологической напряженности в мире. И все же там, где удается вырваться из клещей капитала и системы внешнего управления, начинают брать верх идеалы кооперативного жизнеустройства.

Далеко не все знают, что ещё в 1970 году правительство южноамериканской страны Гайана, соседствующей с Венесуэлой, приняло решение о переходе на республиканскую систему правления, провозгласив себя «Кооперативной Республикой Гайана». В реальности пришлось опираться на три основные сектора: кооперативный, общественный и частный. Причем последний оказался доминирующим в городах, а вся страна в целом по сей день находится под властью капитала и внешних политических сил. Этими силами сделано многое, чтобы в республике сложилась непростая обстановка. И все же нельзя исключать, что с течением времени в стране исчезнут, или, хотя бы ослабнут, общественный (государственный) и частный сектора, и мы будем иметь первый пример самоуправляемого (кооперативного) жизнеустройства в масштабах всего общества. Пример Гайаны говорит о стихийной устремленности населения даже небольших стран к построению моделей кооперативного жизнеустройства.

Идея всеохватывающего кооперативного жизнеустройства в свое время (начало ХХ-го века) витала, в частности, среди некоторых приверженцев социализма. Увы, сам социализм оказался нежизнеспособным именно потому, что вместо кооперативного строя стали создавать государственный строй, следуя доктрине К.Маркса. Ныне мы надеемся с помощью частной собственности создать так называемый средний класс, что является подлинной утопией. Опыт США говорит о том, что достичь сколь-нибудь широкого обогащения можно лишь с помощью скрытой эксплуатации других стран, например, используя мощь транснациональных корпораций (ТНК).

Что касается кооперации, то её существование возможно благодаря прочным духовно-нравственным основаниям, предполагающим терпимость и уважение людей друг к другу, честность, доброту, порядочность. Реальный опыт говорит о том, что выстраивание прочного и эффективного кооперативного хозяйства нуждается в научно-исследовательской проработке организационных механизмов кооперации и законодательном закреплении лучших решений. Ныне это особенно необходимо в связи с неблагоприятным моральным климатом в обществе, сложившимся в результате многолетнего господства институтов частной и государственной собственности. Наукограды и экопоселения могли бы в этом деле послужить опытными образцами. Но для этого в рамках этих поселений должны разрастаться кооперативные системы, развиваться и укрепляться принципы кооперативного жизнеустройства. Самоорганизующиеся и самоуправляемые системы, возникая на уровне отдельных поселений, обретут способность создавать новый тип человеческой личности. В результате кооперативные поселения станут ростками духовно-нравственной цивилизации в расширяющихся масштабах. Опасности катастрофических явлений, ведущих к ощущениям «конца света», будут преодолены. К сожалению, пока не ясно, сумеет ли Россия двинуться в этом направлении.