Логотип


Элементы теории научного национализма

 

Определи своё место в обществе

 

Традиционно в абсолютном большинстве русских семей, обсуждать национальный вопрос, обращать внимание на чьё-либо национальное происхождении не принято. И даже «неприлично». В расчёт берутся лишь человеческие качества безотносительно к национальности. И старшее поколение обычно никогда не испытывало необходимости обращать внимание на национальность окружающих.

Но времена меняются. Наши дети зачастую очень рано познают прелесть общения со сверстниками из прекрасных южных стран под их крики: «Я намчхо!», «Я турпал!» или другие, подобные. Повзрослев, они, при контакте с иммигрантами, попадают уже в более серьёзные ситуации, часто опасные для жизни, причём полиция, руководствуясь правилами «положительной сегрегации», их не защищает.

«Национальная принадлежность – это незримый природный водораздел между людьми, который до поры до времени можно не замечать, но в один прекрасный день он встанет непроходимой стеной и будет определять поведение человека, его выбор».

Предлагаем вниманию читателей текст А.Н.Севастьянова, написанный им ещё в середине 90-х годов прошлого века, на тему осознания человеком его национальной принадлежности, и озаглавленный нами (В.Е.) так:

 

Осознание национализма

 

«Есть единственная в мире страна и единственный в мире народ, судьбу которого каждый русский имеет право и должен решать в соответствии со своими убеждениями и с использованием любых доступных средств – от пишущей машинки до автомата Калашникова. Эта страна – Россия. Мы, русские люди, родились здесь на земле своих предков и несём за неё ответственность перед своими потомками.

Ещё недавно, каких-нибудь четыре года назад, я даже не задумывался над этим, был настроен куда более «всемирно», даже выдвигал лозунг: «Интеллигенция всех стран – соединяйся!» Этакий интеллигентский интернационал.

Однако произошедшие на наших глазах события ничего не оставили от моего прекраснодушного идеализма. Я, как и большинство моих соотечественников, убедился: борьба за мировое господство не прекратилась после односторонней капитуляции СССР, а вступила в новую фазу. Россия же наша оказалась в положении жертвы. И вся мировая проблематика рядом с этим фактом показалась мне ничтожной и ненужной. Жестокий урок!

Судьба национальной интеллигенции всегда намертво связана с судьбой страны, нации. Судьба грузинской интеллигенции – с Грузией, эстонской – с Эстонией. Судьба русской интеллигенции – с судьбой России.

Национальные интеллигенции бывших советских республик подали нам хороший пример, напомнили о том, как нужно относиться к своей стране, своему народу. Однако среди народов СССР единственная, быть может, интеллигенция, полностью дезориентированная за годы советской власти как в социальном, так и в национальном отношении, это – именно русская интеллигенция. Ей предстоит заново обретать эти ориентиры, заново находить своё место среди различных классов и различных национальностей России.

Проблема идентификации важна для всех. Каждому нужно уметь определить своё место в обществе. С позиции только «общечеловеческих ценностей» это сделать невозможно. Поделюсь своим рецептом. Он прост.

В конфликте (гипотетическом) между землянами и инопланетянами я однозначно займу сторону землян, какой бы расы они ни были. Потому что я – землянин.

В конфликте рас я займу сторону белой расы, невзирая на то, какими нациями она представлена. Потому что я – белый.

В конфликте наций я встану на сторону русских, какой бы социальный слой ни предстал в их лице. Потому что я – русский.

Однако я буду с русской интеллигенцией и верхними классами против русских рабочих и крестьян, случись у нас опять социальная война. Потому что я – потомственный дворянин и интеллигент.

Вот и всё.

Не дай Бог, конечно, перепутать и в войне миров защищать, к примеру, только свою нацию. Это будет значить, что я просто идиот.

Но не дай Бог перепутать и в другую сторону и в борьбе наций встать на позиции «общечеловеческие»: это будет значить, что я такой же идиот, только с обратным знаком.

Сегодня Россия переживает последствия именно конфликта наций: русским нанесено тяжёлое поражение. Это факт. Вызов брошен, и я знаю своё место в окопе».

(Ввиду того, что цитируемые строки мои «заклятые друзья» порой приводят как доказательство моей «антинародности», повторю здесь свои слова, написанные в полемике с Т.Глушковой: «Подчеркну, что мой постулат носит условный характер: я сделаю то-то и то-то, если случится то-то… Трактовка моей фразы выдаёт всю глубину различий в моей и глушковской оценке исторического момента. Татьяна Глушкова считает в принципе возможным (и кажется, даже желанным) такой поворот событий, за которым в русском стане вспыхнет классовая война. Я этот поворот сегодня в принципе исключаю начисто. Надежды Глушковой на то, что «русские рабочие и крестьяне шелохнутся» – тщетны. Мы каждой клеточкой мозга успели убедиться в этом за истекшее десятилетие. Пусть Глушкова не надеется: «социальной войны» у нас не будет. Тому есть веские социально-исторические причины. Да, я знаю, где пройдёт мой фронт в случае такой войны, но абсолютно уверен, что воевать с русскими рабочими и крестьянами мне в жизни не придётся. В противном случае я не был бы столь откровенен… Война наций и рас и притом жесточайшая! – уже идёт, она в разгаре… Я стою в этом окопе плечом к плечу со всеми русскими классами и сословиями, в том числе с русскими рабочими и крестьянами»).

А.Севастьянов