Логотип


 

Кого назначат - тот и экстремист.

 

В России формируется очередной «карающий меч». Вот только – против кого?!  

На потрясший Европу теракт норвежца Брейвика российские власти отреагировали воссозданием упразднённой в своё время за ненадобностью ельцинской «Комиссией по борьбе с экстремизмом». Ее основными задачами являются подготовка предложений президенту и правительству РФ по формированию государственной политики в области противодействия экстремизму, по совершенствованию российского законодательства в этой области. Во главе – министр МВД Р.Нургалиев, в замах у него – директор ФСБ и ещё полтора десятка руководителей министерств и ведомств, включая министра образования и науки, министра культуры, министра спорта и министра регионального развития. Короче говоря, «Все на борьбу с экстремизмом!» Но это всё, как говорится, «в теории». А вот что касается практики...  

Обратим свои взоры на то, что делают по этому поводу в «цивилизованной Европе», которую наши либералы, как правило, стремятся копировать во всех своих начинаниях. В самой Норвегии, например, следствие ещё не закончено, а «Интерпол» уже создаёт ... «отдел по борьбе с экстремизмом в Европе». Каким именно? Либеральные СМИ уже в выходные набросились на европейских консерваторов и традиционалистов, обвиняя в первую очередь их в пропаганде ненависти к иммигрантам и «левым». Мол, это их пропаганда повлияла на мировоззрение и убеждения Брейвика! Так что, не подлежит сомнению, что именно европейских консерваторов и национал-патриотов европейские либералы намерены объявить «экстремистами» и всячески с ними бороться.  

При этом в, казалось бы, «правовом государстве» Норвегия на своей пресс-конференции в субботу, 24 июля утром, полиция Осло заявила, что подозреваемого Брейвика можно считать «крайне правым христианским фанатиком». Это с высокой вероятностью можно расценивать как начало серьезной кампании по шельмованию ещё и европейских христиан. При этом даже предположить, что в солидных западных СМИ возможно употребить, например, словосочетание «иудейский фанатик» - абсолютно невозможно. То есть, никакой правовой культуры, никакой толерантности, никакой презумпции невиновности в «борьбе с экстремизмом» (теперь уже не «исламским», а «консервативным» и «христианским») изначально не предполагается – бороться будут с теми, кого экстремистами «назначат». А назначат тех, чьи взгляды не будут устраивать европейских либералов. Нечто подобное делали в своё время большевики – тоже, кстати, по своему идейному происхождению и ориентации – типичные «западники».  

И наши отечественные «борцы с экстремизмом», как видно, тоже мыслят примерно теми же категориями. «События, произошедшие в Норвегии еще раз показали всю чудовищность экстремизма, напомнили всему мировому сообществу, насколько страшны сегодня экстремистские взгляды, насколько они губительны и разрушительны», - сказал уже на первом заседании новоиспечённой комиссии Нургалиев. Вообще-то, в таких случаях принято конкретизировать – что именно подразумевается под словом «экстремизм», а то ведь каждый понимает это по-своему. И подчинённые г-на Нургалиева, кстати, - в том числе! А это уже чревато вполне определёнными последствиями.  

Давайте рассуждать. Брейвик – это экстремист? Отлично! Значит, экстремисты – это «такие, как Брейвик»? Но уже публикуются данные, что норвежский убийца (помимо ненависти к мусульманам и европейским социалистам) – ещё и масон, обожает тамплиеров, а кроме того – гомосексуалист и большой сторонник политики государства Израиль (тот лагерь «левой» молодёжи, который он расстрелял, был вроде бы даже посвящён солидарности с палестинцами). Означает ли это, что Комиссия г-на Нургалиева завтра объявит «экстремистскими» и пересажает все действующие в России масонские и просионистские структуры, а заодно поставит на учёт по подозрению в экстремизме всех сексуальных извращенцев? Да за одно это не то что Нургалиева в отставку (а то и в Гаагу) отправят, а и самому президенту не поздоровится! А ведь ещё Брейвик, если верить его блогу, симпатизировал Путину...

Впрочем,  во всё перечисленное выше верится с трудом. Гораздо вероятнее, что в качестве критерия для определения того, кто экстремист, а кто – нет, возьмут то, что будет соответствовать вполне определённому политическому заказу. Как это сделали в Норвегии и Евросоюзе. Таким образом, в «экстремисты» смогут оптом записать, например, всех, не приемлющих либеральный проект с его «толерантностью» и «мультикультурностью», всех не любящих гомосексуалистов, всех возмущённых вымиранием и ущемлением в России русских, негодной национальной, миграционной и социальной политикой власти, и т.д. То есть, в разряд «потенциальных экстремистов» изначально попадают девять из десяти наших сограждан, и только от действующей власти (и её «карающего меча» - комиссии Нургалиева) будет зависеть: кого из них назначат «экстремистом», а кого (пока что!) нет.  

Помнится, в своё время Геринг в ответ на донос о том, что один из его высокопоставленных подчинённых – еврей, ответил: «Кто у нас тут еврей, буду решать я!». Вот и «кто у нас тут экстремист» будет решать отныне генерал Нургалиев. Ну, и президент Медведев, естественно. Штука, однако, в том, что подобные подходы, как правило, приводят к созданию диктатур и террору против всех с этим не согласных. И, заметьте, никто ещё не доказал, что диктатура такая не может быть «либерально-западнической». Напротив, немало людей именно этого сегодня в России и опасаются.  

Впрочем, теперь всех их можно запросто объявить «экстремистами». Как говаривали у нас когда-то, «был бы человек, а статья под него (282-я или ещё какая-нибудь) всегда найдётся»...

И еще Министр внутренних дел Рашид Нургалиев на заседании комиссии по борьбе с экстремизмом заявил о необходимости изучить и подправить музыкальные пристрастия российской молодежи, а также их предпочтения в области кино и литературы. «Мне кажется, давно назрела ситуация, чтобы провести мониторинг в стране, узнать, кто что слушает, читает и смотрит», - цитирует Нургалиева РИА «Новости». Свое предложение он обосновал тем, что именно среди молодых людей затаилась главная угроза: экстремизм, вынашивание национальной ненависти, расовой вражды, религиозной нетерпимости.
Рассуждая о музыке, министр выразил мнение, что россияне забыли романсы и вальсы, а ведь это - "истоки и корни", "все, что нас объединяло". У Рашида Нургалиева есть подозрение, что нынешние музыкальные предпочтения молодежи в России могут быть однобокими. По его словам, этот вопрос нужно прояснить.

 

Москва III Рим