Логотип


 

Cухой закон. Что знаем мы о нем?



 



19 июля 1914 года произошло событие, о котором английский общественный
деятель Ллойд Джордж сказал: «Это самый величественный акт
национального героизма, который я только знаю». Речь идет о «сухом
законе», а точнее о царском указе, запрещающем производство и продажу
всех видов алкогольной продукции на территории России. Очень многие в
наши дни либо вообще не слышали о данном периоде Российской истории,
или же практически ничего о нем не знают.

Вот этот пробел в знаниях мы сегодня и
восполним. А поможет нам в этом брошюра выдающегося русского
врача-психиатра и исследователя И. Н. Введенского «Опыт принудительной
трезвости».

Да, сухой закон в нашей стране уже был и его
результаты потрясают. В одно мгновение мы стали одной из самых трезвых
стран мира и сохраняли эти позиции вплоть до конца 50-х годов прошлого
века.

Действие царского указа о запрете
торговли алкоголем было приостановлено в 20-х годах и на тот момент наша
страна потребляла лишь 0,8 литра абсолютного спирта на душу населения.
Для сравнения – в наши дни мы выпиваем по разным оценкам от 18 до 25
литров. Но вернемся в начало двадцатого века и посмотрим, что пишет об
успехах трезвости выдающийся русский ученый И.Н. Введенский.

Автор брошюры, как и полагается психиатру, начал свое повествование с обзора
данных о поступлении новых больных в психиатрические клиники страны.
Данные удивительны! Вот что пишет Введенский:

«…в докладе Пермскому Губернскому Земскому Собранию, обратили на себя внимание
красноречивые цифры поступления душевнобольных в больницу по месяцам.
Оказалось, что закрытие казенных винных лавок и вообще запрещение
торговли крепкими напитками и их суррогатами повлекло за собою
уменьшение числа душевнобольных. По приведенной в докладе таблице, число
поступивших с алкогольными психозами равнялось: за октябрь 1913 г. —
21; в ноябре — 21; в декабре — 27; в январе 1914 г. — 18; в феврале —
21; марте — 41; апреле — 42; мае — 20; июне — 34; июле — 22 (запрещение
продажи 17 июля); август — 5; сентябрь — 1; и в декабре — ни одного».

Далее приводится мнение старшего врача вышеуказанной лечебницы:


«Не подлежит никакому сомнению, что благодетельное влияние этой, хотя
бы и вынужденной, трезвости скажется не только в прекращении более или
менее острых алкогольных заболеваний, но резко выразится в будущем
понижением психических заболеваний вообще, так как в громадном
большинстве случаев у больных оказывается алкогольная наследственность
и, кроме того, параллельно распространению трезвости, будет падать
количество сифилитических больных, а, следовательно, и прогрессивных
паралитиков, составляющих 17% всех душевнобольных, поступающих в
лечебницу».

Далее публикуются данные еще по ряду лечебных
учреждений, в которых наблюдается та же тенденция к резкому снижению
поступающих больных с момента введения сухого закона.

Весьма интересные данные приводятся в брошюре и по количеству поступающих в вытрезвители:


«…число вытрезвляемых при полицейском доме Спасской части (наиболее
нетрезвой из петроградских частей) с началом трезвости пало очень резко:
январь (1914 г.) — 928 чел.; февраль — 743; март — 802; апрель — 836;
май — 917; июнь — 666; июль — 474; август — 123; сентябрь — 100;
октябрь — 71; ноябрь — 56; декабрь — 31».

alt

Нам бы такое сокращение в наши дни!

С момента введения запрета на продажу алкоголя резко сократилось число самоубийств, что иногда даже создавало «проблемы»:

«В Саратовском университете благодаря трезвости возник даже
своеобразный кризис — «трупный голод». В прежнее время трупы самоубийц
поступали в институты судебной медицины, некоторые затем и в
анатомический театр. Теперь не стало самоубийств, и университет оказался
в затруднительном положении. О таких же затруднениях сообщают и из
Петроградского Женского Медицинского Института».

Стоит дополнить, что в наши дни более половины всех самоубийц пьяны в момент совершения акта самоубийства.

Не обошло стороной влияние сухого закона и преступность того времени. Вот что пишет Введенский:


«Сообщения о резком падении преступности в результате отрезвления
очень многочисленны и определенны. Они касаются столиц и провинции,
города и деревни, глухих углов и промышленных центров и поразительно
совпадают по существу и в подробностях, часто даже в выражениях...
Прежде всего, единогласно отмечается почти полное исчезновение
хулиганства, которое за последние годы, как известно, было предметом
особого внимания общества и правительства и принимало настолько грозные
размеры, что потребовало специальных мер борьбы и особых
законодательных мероприятий. Получая поддержку в низком культурном
уровне, оно оказывалось продуктом по преимуществу алкогольным и с
устранением алкоголя из народного обихода быстро пало… Наряду с
падением хулиганства констатируется резкое уменьшение преступлений
против личности, собственности и порядка, а вместе с тем заметное
ослабление таких зол, как проституция, профессиональное нищенство,
бродяжничество и т.п.».

Поражают не только сами факты
существенного снижения преступности, а то и вовсе исчезновения
некоторых видов преступлений из криминальных сводок тех лет, но и
конкретные цифры ее снижения в процентном выражении:


«В Петрограде, в августе, преступность сократилась на 20%, в Москве на
47%, в Тамбове на 43%, в Одессе на 50%, в Уфе на 64%, в Туле на 75%, в
Орле и Ростове на 80%, в Костроме даже на 95%, в Симферопольской
губернии на половину, в Симбирской губернии на 95%».

Снова дополню эти сведения современной статистикой, которая гласит, что около 80% убийств совершаются в состоянии алкогольного или же наркотического опьянения, а у 60% их жертв также находят алкоголь в крови.

Снижение уровня преступности отразилось на многих сферах жизни, сократилось
количество поступающих в больницы, закрывались тюрьмы, исчезали нищие:

«Число уголовных дел у мировых судей в Петрограде упало на 80%. За
время с 20 июля по 20 августа 1913 г. в петроградские больницы поступило
1121 чел. с различными поражениями; за тот же срок в 1914 г. таких
случаев отмечено 416. Одна из больших петроградских тюрем пустует,
другая обращена в лазарет для раненых… Столичный комитет Москвы по
разбору и призрению нищих констатирует почти полное исчезновение
профессионального нищенства. Население Хитрова рынка в Москве к 1 июля
равнялось 9405 чел., а к 1 октября — только 2200 чел., из них половина
состояла из женщин и больных старше 40 лет. Прежнее население Хитрова
рынка частью взято на войну, но в большинстве отрезвело и ушло в
деревню».

Трезвость, установленная царским указом, позволила
значительно сократить число несчастных случаев на производстве,
железной дороге и даже уменьшить число пожаров:


«Из отчетов железнодорожных врачей Московского узла выясняются результаты
отрезвления как для массы железнодорожных служащих, так и для окрестного
населения. Так, на одном незначительном участке за время с 1 января
1910 г. по 20 июля 1914 г. было зарегистрировано 805 несчастных случаев.
За время же с 20 июля минувшего года по 1 января 1915 г. не было ни
одного случая, имевшего причиной опьянение. Ежегодно по железнодорожным
путям под поезда попадало немало пьяных людей из ближайших деревень; за
время же с 20 июля по 1 января этот род катастроф совершенно исчез из
рубрики несчастий... Число пожаров убавилось: в Самарской губернии на
41,5%, в Казанской губернии на 44%. В Курской губернии среднее число
пожаров за август — сентябрь в предыдущие годы было 572, а в 1914 году
только 306. В некоторых земствах уже возникает вопрос о сокращении
страховой премии. К этой же области изменений надо отнести уменьшение
несчастных случаев на фабриках и заводах и на железных дорогах, число
строительных катастроф в Москве понизилось на 80%».

Много пользы введение сухого закона принесло промышленности России:


«Повышение производительности труда (от 30 до 60%) констатируется во
всех отраслях промышленности, как мелкой, так и крупной. Улучшение
качества работы, уменьшение брака, отсутствие прогулов, сокращение
заболеваемости рабочих, заметное повышение материального благосостояния
засвидетельствованы и отдельными лицами и организациями (больничные
кассы, потребительские общества, Русское торговое общество, Московское
общество фабрикантов и заводчиков и др.)». Увеличение производительности
труда в купе с трезвостью несомненно повлекли за собой и рост
благосостояния населения: «О росте благосостояния трудового населения
можно судить по тому, что с июля по октябрь 1913 года было внесено в
московские сберегательные кассы 3250000 руб., тогда как за этот же
период в 1914 г. внесено 6000000 руб».

По современным данным,
каждый литр алкоголя, выпитый населением, на один процент снижает
производительность труда, несмотря на всю нашу модернизацию,
компьютеризацию и внедрение инноваций. Следовательно, опираясь на
официальную статистику, можно утверждать, что наша промышленность и
бизнес теряют от 18 до 25 процентов производительности труда. Интересно,
а каковы данные неофициальной статистики по потреблению алкоголя?
Иногда они доходят до 40 литров.

Продолжим изучение брошюры.
Через несколько месяцев после введения запрета на производство и продажу
алкоголя в больницы стало поступать несколько больше больных,
отравившихся суррогатами, что, по мнению Введенского, было единственным
незначительным минусом.

«Повышение поступлений алкоголиков под
влиянием употребления суррогатов отмечается и в Туле. В приют для
опьяневших поступило: в августе — 30 чел., в сентябре — 30, в ноябре —
96 и в декабре — 141», однако, по мнению доктора Ф. Ф. Чарнецкого: «все
потребители суррогатов исключительно давние алкоголики или запойные
пьяницы, в возрасте от 25 до 50 лет».

Объективное и правильное
мнение. Сомневаюсь, что человек, до введения запрета на торговлю
алкоголем покупавший дорогие вина, после введения запрета бросится
покупать самогон и одеколон.

А вот как автор брошюры описывает отношение населения Царской России к введенному сухому закону:


alt
«Огромное большинство населения приняло отрезвление спокойно, с удовлетворением и радостью, особенно трудовые массы, так много и тяжело страдавшие от алкоголя. Такое отношение не только не изменилось с течением времени, но, несомненно, упрочилось под влиянием опыта прожитых месяцев. Это положительное отношение обнаружилось с самого начала
и ярче всего выразилось в бесчисленных ходатайствах общественных организаций и групп обывателей. Эти ходатайства и постановления исходили от
губернаторов и уездных земских собраний, городских дум, биржевых
комитетов, торгово-промышленных обществ, волостных и сельских сходов,
кооперативов, рабочих организаций, ученых обществ, университетов,
обществ трезвости и антиалкогольных организаций, присяжных заседателей
сессий окружных судов, епархиальных съездов духовенства, отдельных групп
обывателей и т.д.

Передать, хотя бы и кратко, содержание
всех этих ходатайств и постановлений нет возможности, так как простое
перечисление их отняло бы много времени. Во всех приветствуется решение
правительства запретить продажу спиртных напитков, отмечаются
благодатные результаты этой меры и высказывается пожелание, чтобы
запрещение было продолжено и впредь, в некоторых — до конца войны, в
большинстве же навсегда».

Перечислять все достоинства введения
запрета на торговлю алкоголем, освещенные выдающимся отечественным
ученым И. Н. Введенским, можно долго. Каждый, кто желает узнать правду
об успехах той антиалкогольной компании, без особого труда может
прочитать его брошюру «Опыт принудительной трезвости»  и лично
ознакомиться с данным историческим документом, который, безусловно,
является достойнейшим ответом тем, кто, отрабатывая деньги алкогольных
производителей, изо дня в день кричит о невозможности решить проблему
алкоголизма и пьянства запретительными мерами.

Скачать брошюру «Опыт принудительной трезвости» в формате Word: opit-prinuditelnoy-trezvosti.zip [184.96 Kb] (cкачиваний: 31)

источник: "Москва - Третий Рим"