Настольная книга монархиста

С большим удовольствием предоставляю читателям информацию о книге моего однокашника по гуманитарному факультету НГУ Е.В.Пчелова «Генеалогия Романовых», изучающего данную тему со студенчества. Даже в рецензии (не говоря уже о самом труде) мы находим весьма ценные сведения, в частности о том, что и после февраля 1917 года Государь Наследник Цесаревич и Великий Князь, Августейший Атаман всех Казачьих Войск России Алексей Николаевич сохранил право на Русский Престол, ввиду дезавуирования Государем Императором Николаем Вторым своего первого манифеста. И только из-за очередного предательства генерала М.В.Алексеева второй манифест не был обнародован.

А.Оборкин, историк.

 

Рецензии. Обзоры. Библиография

Книжное обозрение

Пчелов Е. В. Генеалогия Романовых. 1613–2001. –
М.: Экслибрис-пресс, 2001. – 488  с., илл.
Евгений Пчелов – один из наиболее плодовитых российских генеалогов сегодняшнего дня. Не успела выйти его книга о Рюриковичах раннего Средневековья, как он уже представляет суду читателей свой справочник о Романовых.
Структура «Генеалогии Романовых» удобна и логически обоснована. Во введении автор совершает историографический экскурс в литературу о Романовых, уделяя особое внимание работам последнего десятилетия. Некоторые из них, в особенности работы Ж. Феррана и немецкий многотомник «Genealogisches Handbuch des Adels», малодоступны, их нельзя купить, они находятся в закрытых или ремонтируемых библиотеках, написаны на иностранных языках и т. д. Книг собственно по генеалогии Романовых, – не беллетризованых биографий и политических памфлетов, а полноценных исследований, – оказывается, было совсем немного. Самый типичный недостаток – неполнота сведений о потомках Романовых в XX веке.
Основная часть книги (с. 14–131) представляет собой роспись потомства по всем мужским линиям первого царя из династии Романовых, Михаила Фёдоровича (1596–1645). Для каждого персонажа приводятся: точные даты и места рождения и смерти; краткая биография – время правления, чины и почётные звания, важнейшие события жизни; время и место захоронения; даты браков, жены и мужья с указанием точных дат жизни, а также подробностей об их родителях.
Внимание профессиональных историков привлечёт обширная библиография, включающая как публикации о Романовых, так и их воспоминания.
Следующая часть – «Некоторые потомки рода Романовых по женским линиям (потомки Николая I)» (с. 132–163) не менее информативна, чем предыдущая. Она включает: герцогов Лейхтенбергских; Куликовских; князей Лейнингенов; принцев Прусских (потомство великой княжны Киры Кирилловны и Луи-Фердинанда Прусского).
После небольшого дополнения к труду Ж. Феррана, касающегося незаконного потомства Романовых, Е. Пчелов помещает выдержку из «Свода законов» по вопросу о титулатуре и наследовании престола, очерк о предках Екатерины II, список «романовских» географических названий.
Ещё во введении автор дистанцируется от животрепещущего вопроса, кто же является на сегодняшний день главой династии Романовых, а следовательно, и наследником престола бывшей Российский Империи. Однако он, конечно, немного лукавит. В блестящих очерках «Эволюция династического статуса Романовых в XVIII–XIX вв.» и «Когда Россия перестала быть монархией?» Е. Пчелов останавливается на запутанном ещё в XVIII веке вопросе о престолонаследии, связанном и с конфессиональными, и с политическими, и с юридическими проблемами. Он считает, что монархия в России закончилась не с провозглашением республики 1 сентября 1917 г. Дело в том, что великий князь Михаил Александрович, отказываясь 3 марта от занятия Престола, всё же декларировал готовность стать императором, «если такова будет воля народа», выраженная через Учредительное собрание. Но именно Учредительное собрание успело перед его разгоном принять постановление о том, что Россия провозглашается «Демократической Федеративной Республикой». Попутно мы узнаём ряд любопытнейших деталей. Например, что Николай II, узнав об отказе великого князя Михаила Александровича, направил главнокомандующему М. В. Алексееву письмо, в котором дезавуировал свой предыдущий манифест, передавая трон сыну, цесаревичу Алексею Николаевичу. Однако генерал Алексеев (напомним, один из последующих вождей Белого движения) не дал хода этой бумаге. Другим удивительным фактом среди столь щедро набросанных Пчеловым, был переход великой княгини Елизаветы Фёдоровны в православие лишь через семь лет после венчания. Мы видим, насколько обдуманным, прочувствованным и выстраданным был этот шаг для едва ли не самой светлой личности из сонма Романовых начала XX века.
Всем уважающим себя генеалогам знакомы труды, составленные по инициативе великого князя Николая Михайловича, московский, петербургский и провинциальный некрополи. Однако его разносторонняя натура вмещала немало других увлечений, как оказалось, очень серьёзных. В частности, великий князь был энтомологом с мировым именем. Об этом рассказал на страницах книги Пчелова сотрудник Зоологического музея МГУ А. В. Свиридов.
Ни один генеалогический труд, по природе науки, которой мы занимаемся, не бывает оконченным, и всегда можно сделать какие-нибудь дополнения. Они возникли и у нас.
Во-первых, до сих пор не решён вопрос о времени пожалования графского титула Брасову. Мы не знаем, был ли он пожалован вообще. Дочь ближайшей подруги Н. С. Шереметевской (Брасовой), Татьяна Аксакова-Сиверс излагает историю о графском титуле в связи с бегством её матери и Н. С. Брасовой в германскую оккупационную зону в 1918 году так: «В момент прибытия Брасовой в Киев военные действия между Германией и Россией были уже прекращены. Война велась только на Западе, и Наталия Сергеевна решила испросить у императора Вильгельма разрешения для себя и мамы на проезд через Германию в Копенгаген. Обоим едущим надо было подписать официальное заявление. Мама подписала: «Кн. Вяземская». Наталия Сергеевна воскликнула: «А как же подпишу я? Государь обещал брату на Пасху дать мне графский титул – царское слово свято. Не моя вина, что обещание не успело быть оформлено!». И подписала: «Графиня Брасова». Вскоре из германского главного штаба пришел пропуск на кн. Вяземскую и графиню Брасову. Вышло так, как будто Наталия Сергеевна получила титул от Императора Вильгельма!» (Т. А. Аксакова-Сиверс. Семейная хроника. Кн. 1. Париж, 1988. С. 304).
Далее, в подразделе «Графы Белёвские-Жуковские» (с. 122): Александра Васильевна Жуковская родилась в 1842 г. в Баден-Бадене (Gothaisches Genealogisches Taschenbuch der Freiherrlichen H?user. 1939. Gotha, 1938. S. 594), по Е. Пчелову – в Дюссельдорфе. Она вышла замуж за владельца имения Вендишбора, саксонского полковника бар. Кристиана Генриха фон Вермана (v. W?hrmann, а не Vohrmann, как указано у Е. Пчелова). Фон Вермана можно смело писать по-русски, так как род этот происходит из рижских патрициев и был признан в российском дворянстве.
Наконец, Аграм – не местечко близ Загреба в Хорватии, а название самого Загреба во времена Австро-Венгерской Империи (с. 144).
Работа Е. Пчелова, информативная и научно обоснованная, несомненно, станет настольной книгой для многих генеалогов.

 

Рецензия опубликована: Материалы 8-х Савёловских чтений. // Генеалогический вестник.- 2002.- № 8.