Логотип


Политика Дворковичей-Кудриных делает экономику убыточной

М. Хазин

 

Собственно, поводом для настоящего текста послужил старый анекдот о Снежной королеве, который звучит примерно так. Поздний вечер. Каток, освещаемый редкими лампами со старыми жестяными колпаками, которые качаются под ветром, круги тусклого света двигаются по поверхности льда, несколько детей и совсем мало взрослых катаются в этих кругах … Идет плотный, крупный снег, в котором вязнут все звуки …Немножко мистическая атмосфера… И только мальчик Вовочка (так было в старом варианте, теперь, наверно, нужно говорить Димочка) сидит в темном углу за сугробами и водит по льду палочкой. И вдруг – из темноты материализуется Снежная королева, которая задает вопрос: «Мальчик Димочка, а ты знаешь, кто я?». Димочка нехотя отрывает голову от своего занятия, смотрит на Снежную королеву, потом поворачивается и снова начинает что-то делать своей палочкой. «Ну, знаю, - как бы нехотя говорит он, - ты – Снежная королева». Королева делает шаг вперед и несколько раздраженно спрашивает: «Мальчик Димочка, а чем это ты занимаешься?». И тут Димочка, с плохо скрываемой гордостью говорит: «А я складываю из ледяных букв слово «вечность»! Польщенная Снежная королева делает еще один шаг, присматривается, и вдруг восклицает: «Димочка, да что же ты делаешь! Разве из этих букв можно сложить слово «вечность»? И тут Димочка обиженно говорит: «А что, хорошие буквы! Все четыре: «П», «О», «Ж», «А»!».

 

А вторым поводом для написания этого текста послужил начинающийся сегодня в Петербурге очередной экономический форум, который посвящен контурам «посткризисного мира». То, что тема «посткризиса» рассматривается в России, – более или менее понятно и естественно. Именно в нашей стране в конце 90-х шли научные исследования, посвященные механизмам и последствиям этого, начавшего в 2007-2008 годах кризиса. Именно в нашей стране к 2001 году была полностью разработана теория этого кризиса, именно у нас эта теория обсуждалась даже на парламентских слушаниях еще в 2000-2001 годах … В общем, именно Россия сегодня явно находится на самом переднем крае мировой экономической науки. Есть только одно «но»: ни один из тех, кто олицетворяет этот передний край, в Петербург приглашен не был … Там нет Олега Вадимовича Григорьева … Там нет Андрея Борисовича Кобякова … Там нет Делягина, Пайдиева, Нагорного … Да вообще, никого нет из тех, кто хоть что-то понимает в кризисе!

 

Зато одну из первых скрипок играет Дворкович, который вчера, что называется, «на голубом глазу» объявил, что кризис у нас заканчивается. С чего вдруг? В мире он продолжается и будет продолжаться еще как минимум 3-5 лет, поскольку избыточный (по сравнению с доходами населения) спрос упал от силы на 12-15 процентов от своего неизбежного падения. В России – тем более: существенная часть российской экономики, а именно, практически вся, работающая на внутренний спрос, в результате политики тех же Дворковичей-Кудриных-Игнатьевых принципиально убыточна. Никто и никогда не будет вкладывать в нее деньги, поскольку ничего кроме убытков они не создадут.

 

Неоднократно уже говорилось, что для того, чтобы экономика начала развиваться, необходимо радикально сократить коррупцию (которая сегодня является главным фактором, увеличивающим издержки производства), начать бороться с произволом монополий, сократить рост тарифов естественных монополий (ничем не оправданный), принципиально изменить налоговую и кредитно-денежную политику …В противном случае спад у нас будет продолжаться и продолжаться: производство не выгодно, люди получают все меньше и меньше, отечественные товары вытесняются импортными, и эта спираль спада закручивается все сильнее и сильнее …

И вот, в такой ситуации, наше руководство, вместо того, чтобы заняться программой выхода из острого кризиса, начинает размышлять о программах 2020, 2050, о бюджете до 2030 (или какого там) года и так далее. Выражаясь словами приведенного в начале этого текста анекдота: складывать из приведенных четырех букв слово «вечность». Успеха у этого процесса, как понятно, быть не может, но он продолжается и продолжается.

 

Вот и сегодня – зачем разговаривать о посткризисном мире с людьми, которые в кризисе ничего не понимают, которые почти десять лет целенаправленно загоняли в кризис нашу страну и, главное, которые сегодня ничего не делают для того, чтобы из кризиса выйти? Когда мы в начале 2000-х годов говорили о последствиях кризиса, мы это делали для того, чтобы предотвратить его последствия, чтобы предупредить о необходимости смены политики, чтобы показать масштаб той цены, которую придется платить, если продолжать текущий курс. Нас не послушали, но теперь те же люди, которые отказывались слушать вполне обоснованные предостережения, начали говорить о жизни после этого самого кризиса!

 

Ребята! Одумайтесь! Для того чтобы обсуждать, как будет устроена жизнь ПОСЛЕ кризиса, нужно иметь хотя бы минимальные представления о том, как из него выйти. И организовать комплекс реальных мер по реализации этих представлений. Проведение конференции о том, «как проводить лето» в машине, которая 30 мая, все ускоряясь, катится в пропасть, может привести к тому, что ее участники вообще до лета не доживут! Сейчас ситуация не просто опасная, как это было году в 2001 или 2003, она катастрофическая. Как показали предыдущие годы, вы ничего не понимаете в экономическом кризисе, вы ничего не смогли сделать для его предотвращения, вы продолжаете его усугублять. В этой ситуации нужно учиться и развираться в ситуации, а не устраивать очередные посиделки на тему о том, как нам будет хорошо, лет через «надцать»! Отдайте, наконец, себе в этом отчет!