Логотип


Обзор зарубежной прессы

 

1 3 декабря 2008

“ The Financial Times ”, Великобритания, 13 декабря 2008

Уроки немецкого

 

Пеер Штайнбрюк (Peer Steinbruck) не славится сдержанностью. В этом году германский министр финансов говорил о 'кнуте для налоговой системы Швейцарии' и предсказывал конец роли США как 'финансовой сверхдержавы'. На этой неделе он выступил против идеи фискального стимулирования и обрушился на 'тупое кейнсианство' британского правительства. Его гнев понятен, но неуместен. В 2005 году г-н Штайнбрюк, представляющий Социал-демократическую партию, был назначен министром финансов в сформированном христианскими демократами коалиционном правительстве. В то время дефицит бюджета Германии составлял 3 процента. Проводя жесткую фискальную политику, он восстановил баланс финансовой системы и добился в 2007 году незначительного профицита. Разумеется, г-на Штайнбрюка беспокоят призывы к фискальному стимулированию, которое вернуло бы Германию ко временам задолженности. Особенно раздражает то, что громче всех кричит об этом премьер-министр Британии Гордон Браун (Gordon Brown). В бытность свою канцлером казначейства, г-н Браун обожал читать европейским коллегам лекции о том, почему они должны следовать его примеру. Он не прекратил это делать, даже когда унаследованный им профицит бюджета превратился в структурный дефицит. Г-н Штайнбрюк прав в том, что все варианты стимуляционного пакета крайне ненадежны. Он прав и в том, что избранный Британией путь - временное сокращение НДС - вряд ли заставит потребителей радостно тратить деньги вместо того, чтобы их экономить. Однако в своем интервью журналу Newsweek, он с негодованием заявил, что те, кто требует от Германии начать стимулировать спрос, хотят заставить ее платить за восстановление европейской экономики. И в этом г-н Штайнбрюк полностью неправ. Германия - крупнейший в мире экспортер. В этом году, как ожидается, профицит ее счета текущих операций составит 7,3 процента от ВНП. Она служила мощным источником предложения, удовлетворяя избыточный спрос в других частях мира - и в первую очередь в странах Европы. Германская бережливость держалась на расточительности соседей. Однако по мере того, как страны-потребители настигает кризис, этот спрос начинает падать. Как и остальным странам-производителям Германии надо начать тратить. В противном случае последствия могут быть печальными. Мюнхенский исследовательский институт Ifo предсказывает самую глубокую рецессию в истории ФРГ. Консерватизм г-на Штайнбрюка имеет отчасти политическую подоплеку - в преддверии предстоящих в следующем году выборов никто не хочет выглядеть расточителем. Тем не менее, правительство должно действовать, несмотря на это. В долгосрочной перспективе, европейцам возможно было бы полезно поучиться у немцев бережливости, однако именно сейчас Германии следовало бы проявить большую солидарность.

 

 

 

 

“The Wall Street Journal”, США , 13 декабря 2008

Россия в Грузии действовала разумно

 

Уже неоднократно свидетельства того, как начался рассматриваемый конфликт, опровергали утверждения Грузии о том, что устроенное ею жестокое нападение на Цхинвали было оборонительной мерой. Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе, организация "Международная амнистия" (Amnesty International), а также бывший посол самой Грузии в Москве подвергли сомнению аргументы, предложенные господином Саакашвили в качестве оправдания нападения со стороны Грузии. Нет никаких сомнений в том, что любое официальное международное расследование может лишь подтвердить: за то, что произошло на Южном Кавказе в августе, несет ответственность именно тбилисский режим. Россия намеревается двигаться вперед. Очень важно, чтобы сейчас все осознали новые реалии нынешнего Кавказа. Южной Осетии, Абхазии и Грузии необходимы мир, стабильность и нормальные взаимоотношения. Августовская трагедия не должна повториться. На кон сегодня поставлены не только мир и безопасность на Южном Кавказе: этот конфликт обнажил ограничения в дееспособности существующих международных организаций в сфере безопасности. В результате президент Дмитрий Медведев выступил с предложением разработать новый Договор о европейской безопасности и уже работает над внедрением этого предложения. Россия готова к сотрудничеству с нашими международными партнерами, включая США, в создании фундамента для нашего общего будущего - более стабильного будущего.

 

 

 

“ The Times ”, Великобритания, 12 декабря 2008

После девальвации рубля ему пророчат дальнейшее падение

 

Вчера Россия в пятый раз за месяц понизила курс рубля, а аналитики начали предсказывать резкое падение российской валюты в целях ослабления нагрузки на иностранные валютные резервы страны. Центробанк позволил рублю опуститься на 1 процент, расширив границы допустимых колебаний курса рубля по отношению к бивалютной корзине, состоящей из доллара и евро. Обрушение цен на нефть и быстрый спад в экономике вызвал появление прогнозов о дальнейшей, более радикальной девальвации, когда банк сообщил, что на прошлой неделе потратил еще 17,9 миллиарда долларов (12 миллиардов фунтов стерлингов) из своих валютных резервов. Иностранные резервы России с пиковой отметки августа уменьшились на четверть. Если тогда они составляли почти 600 миллиардов долларов, то сегодня этот объем равен 437 миллиардам. Центробанк для защиты рубля потратил десятки миллиардов, несмотря на обещания премьер-министра Владимира Путина о том, что никаких резких колебаний курса российской валюты не будет. Такое обещание кажется все более трудновыполнимым без серьезного опустошения резервов. Цена нефти марки Urals упала до 40 долларов за баррель, то есть гораздо ниже отметки в 70 долларов, за которой начинается нарушение баланса государственного бюджета. А темпы экономического роста скатились до самого низкого за прошедшие три года уровня. Тимоти Эш ( Timothy Ash), возглавляющий аналитическую службу в Королевском банке Шотландии ( Royal Bank of Scotland), говорит следующее: "Если темпы истощения валютных резервов сохранятся на нынешнем уровне, а нефтяные цены не повысятся, то российские власти могут сделать более агрессивный единовременный шаг по ослаблению рубля". По его мнению, правительство может воспользоваться десятидневным периодом праздников с Нового Года до православного Рождества, чтобы объявить о своем решении и одновременно предотвратить массовое изъятие вкладов из банков. Аналитик из Dankse Bank Ларс Расмуссен говорит следующее: "Было бы целесообразно ускорить расширение границ курсов валютного коридора и позволить рынку определить разумный уровень для курса рубля, избежав тем самым опустошения валютных резервов". Ведущие московские экономисты призывают правительство взять в свои руки инициативу и пустить рубль в свободное плавание, что может привести к его резкому обесцениванию в пределах от 10 до 20 процентов. Правительство боится вызвать панические настроения среди населения, которое хорошо помнит 1998 год, когда рубль буквально за день потерял две трети своей стоимости, а Россия объявила о своей неспособности осуществлять выплаты по внешним долгам. С августа рубль потерял 8,3 процента своей стоимости по отношению к валютной корзине, в которой доллару принадлежит 55 процентов, а евро 45. Больше всего он ослаб по отношению к доллару. Если летом в городских обменных пунктах за доллар давали 24 рубля, то сегодня дают 28.

 

 

 

“ The Guardian ”, Великобритания, 12 декабря 2008

Россия под давлением

 

Власть и популярность Путина в России строилась на простой политической модели большого пряника и большого кнута. В роли пряника выступал российский бум потребления, подпитываемый нефтяными доходами. А кнутом был централизованный авторитарный контроль над политической жизнью страны, который включал в себя много элементов - от подавления политического инакомыслия до управления средствами массовой информации, рисовавшими ситуацию в стране в чрезмерно розовом свете. Они приписывали все успехи Путину, а во всех проблемах винили Запад и так называемую ельцинскую демократию. Два эти фактора слились воедино и привели к разрушению политической жизни в России. Никто не интересовался какими-то иными вариантами, кроме плана Путина, поскольку люди видели по телевизору и ощущали своим карманом, насколько хорошо он работает. Путину не нужно было даже до конца подавлять все голоса инакомыслия - в стране по-прежнему сохраняется незначительное число газет и журналов, критикующих власть. Но их почти никто не читает. Никто также не обращает внимания на то, как глушатся голоса оппозиции. К чему раскачивать лодку, если она идет так ровно и гладко? Но сегодня кризис наносит России удар за ударом, угрожая и ее политической модели. Резервы иностранной валюты в стране снизились на четверть, замедляется рост ВВП, многие начинают говорить о дефиците бюджета в будущем году. Согласно последним опросам, 20 процентов работающего населения с начала кризиса уже уволено, столкнулось с понижением заработной платы или с задержками в ее выплате. Пряник быстро черствеет. Да и кнут все больше изнашивается, становясь хрупким и непрочным. Хорошо и безопасно контролировать телевидение, когда его новости похожи на действительность. Но преуменьшать тяжесть нынешнего кризиса очень сложно, хотя Кремль в этом плане сделал максимум возможного, возложив всю вину на Соединенные Штаты и исключив из лексикона телерепортажей о России такие слова как "кризис" и "крах". Но можно ли поверить в то, что никакого кризиса нет, если твоего друга увольняют с работы, тебе урезают зарплату, а у твоего соседа за долги отнимают дом?

Кризис может продемонстрировать полную неспособность путинского режима воспользоваться мощным экономическим ростом и относительной стабильностью для продвижения процесса модернизации и реформирования. Если в последние несколько лет путинская "вертикаль власти" позволяла ему присваивать себе заслуги в экономическом прогрессе страны, то сейчас ситуация полностью изменилась Поскольку сегодня все политические и экономические решения в России принимает один Кремль, вину за возникающие проблемы могут возложить на того самого человека, на которого прежде сыпались похвалы и благодарности. Пока не ясно, как на последствия кризиса отреагирует общество. Как отреагирует богатевший до сих пор средний класс, лишившись работы, новых автомашин и отдыха за границей? Не заставят ли его возникающие трудности выступить за политические и экономические реформы? Социолог и политолог Евгений Гонтмахер вызвал недавно переполох своей статьей в респектабельной газете "Ведомости", когда предложил свой сценарий развития событий, названный им "Новочеркасск-2009" (Новочеркасск это город, где в 1962 году протесты против повышения цен на продовольствие привели к массовой расправе над митингующими). Этот сценарий начинается с закрытия одного из крупных заводов, что вызывает массовые протесты, с которыми не могут справиться местные власти. Москва, являющаяся единственным в российской "вертикали власти" центром принятия решений, должна определиться, что делать: вести переговоры или применить силу. Федеральная служба по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций вынесла предупреждение "Ведомостям" за публикацию материала, который может быть истолкован как провоцирование экстремистских действий. "Экстремизмом" Кремль называет любое проявление протеста или выступление оппозиции.

 

 

 

 

“ The Financial Times ”, Великобритания, 11 декабря 2008

Некоторые компании слишком влиятельны для банкротства

 

Крупные банки 'слишком большие для банкротства'. Предсказуемое последствие для правительства, которое принимает этот аргумент, - очередь из других компаний, 'слишком больших для банкротства', выстроившихся у парадной двери сокровищницы. Следующими в очереди были страховщики. На этой неделе субсидии выдали автопроизводителям. Крах любого предприятия имеет побочное влияние на поставщиков, работников, дистрибьюторов и клиентов. Если это предприятие - General Motors, такое влияние будет более сильным. Но поскольку GM во много раз больше, чем большинство компаний, субсидия, необходимая для поддержки, будет соответственно больше. Нет оснований думать, что побочные эффекты краха GM относительно размера GM будут большими, чем побочные эффекты краха меньшего по размеру предприятия, относительно его размера. Таким образом, доходность вложения одного доллара налогоплательщика не будет больше, если их щедрость проявляется в отношении крупной компании. В самом деле, поскольку у крупных компаний есть более легкий доступ к ряду альтернативных вариантов финансирования, потребность в государственной поддержке, скорее всего, является результатом глубоких конкурентных слабостей, по сравнению с временной нехваткой средств, которая может с легкостью нанести ущерб малым предприятиям. Это справедливо в отношении автопроизводителей, чьи проблемы гораздо более устойчивы, чем нынешний спад. В автомобильной промышленности, как и во многих отраслях, положительный эффект от масштаба достигается за счет технологии, а отрицательный - за счет человеческого фактора. В бизнесе в долгосрочной судьбе компании, как правило, решающую роль играет человеческий фактор, а не технологический. Мне вспоминается заседание на одном из крупных британских предприятий, теперь уже не столь крупном. Мы обсуждали как лучше убедить регулирующие органы в зависимости преимуществ по затратам от размера предприятия. Но зал был полон людьми, которые не внесли никакого вклада. Они были там с целью защиты и продвижения своих политических позиций в корпоративной иерархии. Заседание показало, что аргументы, которые мы предлагали, были ложными. Политика перевесила производительность. Также было и в Детройте. 'Большая тройка', высокомерная, самодовольная и инертная по отношению к конкурентному давлению и изменению потребностей потребителей, полвека находилась в относительном упадке.

Но в политическом лоббирование на самом деле есть положительный эффект масштаба. Издержки описания вашей проблемы не зависят от размера компенсации, которую вы хотите получить. Чем крупнее предприятие, тем больше вероятность, что законодатели увидят в помощи интерес избирателей или политические преимущества. У крупных компаний есть департаменты по взаимодействию с государством, но для малых групп издержки доступа - запредельные. Только у крупных компаний есть доступ к наиболее метким стрелам. Слишком большие для банкротства, но достаточно большие для оказания политического влияния. Пагубные последствия очевидны во многих областях государственной политики. Крупные СМИ и компании-разработчики ПО разрабатывают права защиты интеллектуальной собственности, в то время как интересы пользователей никак не представлены. Крупные фармацевтические и оборонные предприятия привлекают тысячи лоббистов. В формулировании торговой политики интересы производителей оттесняют далеко от второго места интересы потребителей. За последние двадцать лет наиболее эффективной и влиятельной в лоббировании была индустрия финансовых услуг. Наличные, которые вкладывали в политические кампании, уже не раз были оплачены из государственной казны. Но некоторые вещи ослабляют эффективность бизнеса и эффективность рынков более коварно, чем открытие, что получить благорасположение политиков намного более прибыльно, чем получить одобрение потребителей. В Италии, и в некоторых других европейский странах, неэффективный сектор крупного бизнеса паразитирует на ранимых малых и средних предприятиях, которые являются основой экономики. В России и во многих развивающихся странах эти проблемы стоят еще острее. В этих странах взаимосвязь политической элиты и бизнес-элиты подрывает демократию и эффективность бизнеса. Популистские борцы с трестами, которые определяли антимонопольное законодательство более ста лет назад, опасались, что издержки и технологические преимущества крупных компаний будут с излишком компенсироваться ущербом экономической эффективности и институциональному плюрализму, который может нанести политическая власть, в случае, если крупные компании ее получат. Эти первые борцы с трестами оказались правы.

 

 

 

 

 

 



 
 

 

 
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


На главную страницу