Капитан 1-го ранга Никольский
осужден по "русской" статье

21 января 2008 года, в Санкт-Петербурге осуждён на один год лишения свободы член совета Северо-Западного регионального отдела Союза Русского Народа капитан 1-го ранга Владислав Иванович Никольский.

По доносу русоненавистников доктор технических наук, профессор Никольский был обвинён прокуратурой по двум статьям Уголовного Кодекса РФ - 282-й, прозванной "русской" (по данной статье "за разжигание межнациональной розни" в России судят только русских), и 280-й «за экстремизм».
Прибыв на заседание суда в парадной военной форме, В.И. Никольский там же был взят под стражу и в наручниках отправлен в застенок.

(из автобиографии и записок Владислава Ивановича Никольского)

Я, Никольский Владислав Иванович, родился 26 августа 1948 года в городе Тамбове в семье военнослужащих. Наша семья проживала в различных городах, где я учился в разных школах.
Окончив 11 классов в Тюмени, я поступил в Высшее военно-морское инженерное училище имени Дзержинского здесь, в Ленинграде, в Адмиралтействе, на кораблестроительный факультет. Училище окончил в 1971 году. Был направлен на службу на Черноморский флот на эскадренный миноносец "Серьезный", потом - на эскадренный миноносец "Сметливый". В составе экипажа корабля участвовал в различных учениях, неоднократно был на боевой службе в Средиземном море, ведя наблюдение за американскими авианосными силами. Заходили в районы боевых действий между Израилем и Сирией, между Израилем и Египтом. Там постоянно было состояние полувойны. Заходили в порты: в Александрию, Тартус - районы боевых действий. В 1975 после четырех лет службы я поступил в Военно-морскую академию. Там же был принят в члены КПСС. После окончания академии в 1977 году я был направлен в Первый научно-исследовательский институт, где и проходил службу в разных званиях. Закончил службу ведущим научным сотрудником Управления в звании капитана первого ранга. Сначала я защитил кандидатскую диссертацию, а в 1998 году - докторскую.
В январе 2001 года избран действительным членом Академии военных наук.
В отношении политической деятельности. Конкретно политикой я не занимался. Был помощником депутата Государственной Думы Юрия Павловича Кузнецова. Оказывал ему помощь в написании некоторых книг в части, связанной с военным делом, с географией, с геополитикой, потому что он - специалист по социологии, кандидат философских наук. У нас есть совместные труды: книга "Введение в теорию национальной безопасности". Эта книга была издана в Казахстане в 1999 году. Кстати, при обыске у меня отобрали и эту книгу. Помогал я ему и в формировании других книг. Долгое время, с конца 1979 года, в научном институте я занимался в основном автоматизацией проектирования, то есть был связан с вычислительной техникой тогда, когда еще никаких персональных компьютеров не было: мы стояли у истоков информатизации. Свою кандидатскую диссертацию я написал по вопросам автоматизации и проектирования. То есть я являюсь специалистом по системному анализу, проектированию, по вопросам военного кораблестроения.
Открытые публикации, связанные с общими вопросами, появились после 1985 года. Научных трудов более 150, из них печатных порядка 30, в том числе такие книги, как "Военно-морской флот СССР 1945-1991 годов". Эта книга вышла в 1997 году. Позднее были написаны книги, в том числе "Последний эскадренный миноносец ВМФ СССР" о создании и эксплуатации эскадренных миноносцев типа "Современный". Последний труд - справочник "Военные флоты мира". Предполагалось как регулярное издание (хотя бы через год, через два). За рубежом такие справочные издания выходят ежегодно. А в своей научной деятельности я занимаюсь системным анализом, связанным с военным кораблестроением.

«...В последнее время мне стали сниться мои давно ушедшие в мир иной друзья и сослуживцы. Особенно часто снится случай, произошедший зимой 1974-1975 гг. в Средиземном море, когда я на боевом корабле, осуществлявшем слежение за авианосной ударной группировкой ВМС США, в полузатопленном аварийном отсеке, захлебываясь ледяной соленой водой, крутил гайки и болты, пытаясь вместе с товарищами ликвидировать аварию и прекратить поступление воды в отсек. Приказ при этом был суров - "починить или умереть" (корабль выполнял реальную боевую задачу, а на отслеживаемом авианосце находилось 130-140 ядерных боезарядов).
Когда после пяти часов нахождения в этой воде мы вылезли из отсека, нам дали по 150 граммов спирта и послали в горячую душевую. Проспав после этого 8 часов (роскошь для боевого корабля того времени), мы со старшиной вернулись к своим обязанностям. Последствия этой аварии, серьезно повлиявшие на здоровье, настигли нас уже потом, спустя годы.
И все же я рад, что жизнь послала мне тогда столь суровое испытание. Мне удалось заглянуть смерти в глаза. Так что теперь, когда эти ОСОБИ меня преследуют и пугают, - мне смешно. Хочется вновь выйти в море и подышать свежим морским воздухом, вновь встать на боевую вахту вместе со своими друзьями… И забыть всю подлость и грязь нынешнего "правового" государства».