Россия и китайцы

Едут и едут...
Жители Дальневосточного федерального округа, чаще других россиян сталкивающиеся с китайскими наёмными работниками, настроены по отношению к ним, как правило, более позитивно, чем остальные опрошенные. Они тоже склоняются к мнению, что использование труда наёмных работников из Китая ведёт к увеличению безработицы среди местного населения (63% против 31%), но отмечают и то, что это помогает восполнить дефицит рабочей силы в России (52% против 35%) и повысить производительность труда (43% против 33%). Это почти благожелательное отношение к китайцам, сколь удивительно, столько же и тревожно. И показывает слабину россиянского "менталитета"...
Россия же для Китая, в свою очередь, это ёмкий рынок сбыта китайской продукции (63%), перспективное направление для миграции избыточного населения (25%), поставщик энергоресурсов (21%) и рынок труда (14%), т.е. трудиться к нам едут менее чем двое из 10.
В опросе приняли участие 1600 человек. Статистическая погрешность не превышает 3,4%.
Как считает замдиректора Института Дальнего Востока РАН, руководитель центра экономических и социальных исследований Китая Андрей Островский, на территории России в общей сложности находятся примерно 200-250 тысяч китайских мигрантов, мигрантов из стран СНГ гораздо больше. "Если говорить о китайцах на языке цифр пограничной статистики, - утверждает он, - то в среднем в год китайские граждане совершают всего 650 тысяч пересечений границы". Островский пока не видит "серьезной опасности" в связи с ежедневной китайской миграцией. А вот Константин Ромодановский, глава Федеральной миграционной службы России, такую опасность видит и считает пограничную обстановку в районе Благовещенска "критической".
Вспоминается анекдот. Китайская военная доктрина - сдаваться мелкими партиями по 10 000 000, чтобы неясно было, кто у кого в плену.

Китайская организованная преступность и китайская разведка

На вопрос, какую долю составляет китайский криминалитет в общей преступности мигрантов, ответить можно только навскидку. Современная политкорректная статистика не выделяет китайцев из общего потока преступлений совершаемых мигрантами. Однако, два с половиной года назад, по данным тогдашнего прокурора Москвы Анатолия Зуева, на долю мигрантов пришлось 46% преступлений, совершенных в столице ("Известия", 13 января 2004 г.), а с учетом лиц, успевших получить российские паспорта, и того больше.
Традиционно в самом Китае власть и крупный криминалитет сотрудничали. Триады помогали подавлять восстания, обеспечивали контроль за портами и рынками в крупных городах, несли охрану коррумпированных чиновников, даже спасали их от расправы со стороны центральной власти. После прихода к власти коммунистов отмечались попытки бороться с организованной преступностью, но вскоре они остались лишь на бумаге. Мелких преступников ловили и казнили, но главари триад спокойно жили не только в Гонконге и Макао, но и в самом материковом Китае.
Сотрудничество коммунистической власти и бандитов перешло под контроль внешней разведки Китайской Народной Республики, а органы внутренних дел только получали необходимые услуги, испрашивая их у "старшего брата". Триады всегда следовали за потоками иммигрантов, контролируя сам процесс передвижения мигрантов, распределение рабочих мест, проституцию, торговлю китайскими товарами в розницу, особенно сувенирами и восточными лекарствами. Фактически все "чайна - тауны" контролируются преступными сообществами, но сами они охотно выполняют поручения разведки.
По некоторым данным, в настоящее время в мире проживает около 60 миллионов так называемых "хуацяо" - натурализованных китайских мигрантов. Если вы приедете в любую страну мира, то обязательно найдете там китайцев. Китайские ресторанчики и прачечные, аптеки и мастерские мелкого ремонта - вот опорные точки триад, а значит и разведки! Массовый приток китайцев в Россию начался уже в начале восьмидесятых, а в настоящее время уже превратился в серьезную проблему. По различным данным в стране уже проживает на постоянной основе свыше восьми миллионов китайцев, хотя большая их часть официально не зарегистрирована. Все они подразделяются на несколько категорий, и статус китайца в России определяется еще на родине.

Принято различать шесть категорий китайских мигрантов:
- официальные лица и сотрудники крупных китайских компаний: высшее образование, часто хороший русский язык, достаточный комфорт в быту. Эти люди или служат консультантами разведки, или прямо сотрудничают с ней. Никто из них не отказывается от деликатных поручений;
- сотрудники компаний среднего размера и студенты: русский язык распространен, но необязателен, бытовой комфорт на среднем уровне. Среди них много руководителей преступных сообществ и рядовых разведчиков;
- китайские торговцы и мелкие предприниматели. Образование может отсутствовать, но имеется широкий жизненный опыт. Владение русским языком является обычным делом, но часто скрывается. Самый опасный контингент. Среди них скрываются крупные руководители триад, резиденты и организаторы региональных разведывательно-диверсионных сетей. Именно эти люди контролирую на практике всю китайскую диаспору;
- китайские специалисты, работающие по найму. Много работников сферы обслуживания. Большинство - обычные китайцы, но приказы триад исполняются беспрекословно. Этот контингент обычно стремится полностью натурализоваться, чаще всего через браки;
- работники, имеющие минимальную квалификацию. Они упорно трудятся, экономят на всем, через китайские фирмы и банки отправляют деньги родным, но копят и в России. Их мечта - стать мелкими предпринимателями. Полностью контролируются триадами. Именно среди них скрывается большинство профессиональных преступников;
- работники, не имеющие квалификации. Чаще всего живут в сельской местности и работают на подсобных работах и в земледелии. Основной контингент для вербовки в боевые отряды. Самое страшное наказание для них - возвращение в Китай.
Основной принцип существования любой китайской общины - самоокупаемость. Община платит деньги организаторам иммиграции, существенная часть этих денег попадает в руки триад. Главный принцип китайской диаспоры в любой стране - создание независимой инфраструктуры. У китайских иммигрантов в России есть в распоряжении китайские банки и китайские публичные дома, свои медицинские кадры и транспортные возможности.
В начале своего размещения в новой стране китайцы ведут себя очень тихо и скромно, а их преступники беспокоят только соотечественников. Но по мере развития китайские сообщества налаживают эффективные каналы для организации преступлений и укрытия преступников. Основные направления работы китайской организованной преступности: наркотики, контрабанда, кражи драгоценностей, торговля людьми, организация проституции, заказные убийства.
Большая часть деятельности китайской диаспоры связана с легальной деятельностью в сфере торговли и производства, но эти виды деятельности прямо связаны с преступной деятельностью: большая часть китайских товаров низкого качества поступает в страну с нарушением таможенных правил, а налоги с производства платятся минимальные, или не платятся вообще. В сельских и лесистых отдаленных местностях имеет место хищническая эксплуатация ресурсов и запугивание местных жителей.
Но самое опасное - информационные возможности китайской диаспоры. Они собирают впрок любую информацию, тщательно ее анализируют, и, как они могут ее использовать, знают только сами китайские разведчики. Ведется широкая вербовка российских граждан, особенно женщин.
Органы МВД фактически не могут противодействовать активности китайцев на нашей территории. Китайцы активно используют подкуп, круговую поруку, не сотрудничают со следственными органами, используя в качестве предлога незнание русского языка.

(по материалам СМИ)